"Магарач" уничтожен…

Если “Массандра” является гордостью, витриной Крымского виноделия, то “Магарач” с полным на то основанием можно назвать колыбелью всего виноделия на территории бывшего СССР. Здесь учились будущие виноделы, работали многие известные ученые, готовилась и исследовалась сырьевая база, изучались процессы, происходящие в вине, выводились перспективные сорта винограда, разрабатывались новые технологии.

Институт виноградарства и вина “Магарач” – старейшее научно-производственное винодельческое предприятие не только Крыма, но и, пожалуй, всего СНГ. Он был основан еще в 1828 году царским указом по инициативе тогдашнего губернатора Новороссии графа М.С. Воронцова. Всего каких-то четыре года спустя более 6 тысяч виноградных лоз было отправлено в другие регионы страны! А еще через два года началось строительство винного погреба, куда стали поступать на выдержку прекрасные вина. Три бутылки Муската Розового “Магарач” урожая 1836 года хранятся в коллекции до сих пор!

Мускат Розовый “Магарач” урожая 1836 года. Фото с сайта http://www.ubk.12mes.com/magarach.html

Если говорить о Мускате Розовом и его “собрате” Мускате Белом “Магарач”, то эти вина, во-первых, уникальны (виноград используют только произрастающий в районе поселка Отрадное близ Ялты), а во-вторых, ни в чем не уступают Массандровским “конкурентам”; более того, Мускат Белый “Магарач” за свои исключительные качества награжден кубком Супер-Гран-При, тремя кубками Гран-При и аж сорока девятью золотыми медалями! Это больше, чем даже у легендарного Муската Белого Красного Камня.

“Магарач” пережил многие потрясения – и революцию, и две войны, и перестроечную антиалкогольную вакханалию, стоившую жизни одному из ярких ученых-виноделов Павлу Голодриге, и распад некогда могущественного государства. Казалось бы, институт (получивший в 2005 году титул Национального) и все, что с ним связано, ждут радужные перспективы. Казалось…

Участок побережья между Гурзуфом и Ялтой очень привлекателен во многих отношениях. С точки зрения виноделия, именно он является одним из лучших для производства десертных и ликерных вин высшего качества (названия Мускат Белый Красного Камня, Пино-Гри “Ай-Даниль”, Мускаты Белый и Розовый “Магарач” говорят сами за себя). А еще… В силу того, что здешние места изумительно красивы, эту землю облюбовали многие VIP-персоны, в том числе и власть имущие, причем самого высокого ранга.

“Чайный домик”, из-за которого все и началось… Фото с портала “Зеркало недели”

И вот один из этих “деятелей”, имеющий в районе Отрадного роскошную резиденцию, посчитал, что соседство с Опытно-производственной базой “Магарача” ему некомфортно. Резиденцию, понятное дело, не перенесешь: она большая, да и государственных денег в нее вложено немало. Значит, “перенести” нужно завод и всю производственную базу, а также энотеку. А чтобы общественность не возмущалась (впрочем, кто ж ее, эту общественность, слушать будет), для этого нужно придумать подходящий предлог. Сказано – сделано. Предлог выдумали быстро. “Высокая оползневая опасность” (а до постройки резиденции ее, видимо, не было, – так кто ж в этом виноват, “Магарач, что ли?), “трещины в подвале с энотекой” (говорят, на них не было и намека), “нерентабельность отрадненских виноградников” (это при таком “урожае” Гран-При и золотых медалей на международных конкурсах?!). Энотеку решено перевести в Ливадию, а основные производственные мощности – в Вилино.

Все, о чем я напишу далее, – только мое личное мнение. Я не винодел, не химик, не агроном и не биолог, поэтому могу говорить лишь предположениями со своей дилетанско-любительской колокольни.

Все, что происходило после принятия “Высокого решения”, встает в один ряд с бесчинствами гитлеровцев во время оккупации Крыма. Одна валяющаяся на полу мемориальная доска с именами великих Охременко, Фролова-Багреева, Простосердова, Ховренко чего стоит! Все порушено, оборудование вывезено, вина вывезены. Вопрос: куда?

Вот так у нас ценится История…

Даже не самое старое, стойкое коллекционное вино может “закапризничать”, если резко изменить условия его хранения по сравнению с теми, к которым оно привыкло за не один десяток лет. Вспоминаю, как долго (целых три месяца!) восстанавливало свою прозрачность Пино-Гри “Ай-Даниль” урожая 1929 года после суточного “путешествия” в Москву. А что тогда говорить о старых, почтенного возраста винах урожая середины XIX – начала XX века?! Сдается мне, что только после открытия бесценных бутылок можно будет понять, стряслось ли с ними что-нибудь после “переезда” в Ливадию. Тем более, что многие специалисты высказывались в прессе, что помещение, выделенное в Ливадии для коллекции “Магарача”, для длительного хранения вин малопригодно. Л.С. Шлейгер в своей книге “Полвека с вином” рассказывал, что на Портвейне Красном “Ливадия” урожая 1937 года эвакуация во время войны сказалась довольно негативно, а на Мадеру “Массандра” того же возраста никак не повлияла. Так что со стопроцентной уверенностью говорить, что старинные вина “Магарача” переезд на новое место никак не затронет, думаю, нельзя.

Эвакуация коллекции “Магарача”. Фото с портала “Зеркало недели”

Вино – продукт местности. Эти слова великого подвижника виноделия князя Л.С. Голицына являются аксиомой. Район Алушты, например, наиболее благоприятен для выпуска столовых и крепких вин, и это подтверждается выдающимся Столовым Красным “Алушта” и замечательными Портвейнами и Мадерой. Но при этом Алуштинский винзавод не выпускает ни одной марки ликерного вина, а из десертных вин – в основном, ординарные. Завод “Гурзуф” наоборот, специализируется в большей степени на марочных ликерных и десертных винах. “Черный Доктор” Солнечной Долины и Массандры – два совершенно разных вина, несмотря на одинаковый сортовой состав. Нигде не сделают Портвейн Красный “Ливадия” так хорошо, как в самом совхозе “Ливадия”. Разница между микрорайонным Мускатом Розовым “Гурзуф” и Мускатом Розовым “Десертным”, виноматериал для которого стали собирать от Фороса до Кастели, существует, и она не в пользу последнего, хотя вино тоже прекрасное. Поселок Вилино, куда переводят производственные мощности “Магарача”, – это Юго-Западный Крым. Степь, предгорья. Совершенно иные почвы, совершенно иной климат. Что можно сделать в этих местах? Приемлемые по качеству столовые вина, некоторые крепкие (Портвейны и Мадеры)… Может быть, что-то из десертных получится, скорее всего, ординарных. И все!! Почему весь мир знает о Мускате Белом Красного Камня, приготовленном из винограда с южного склона гор близ Гурзуфа, но никто не знает о каком-либо ликерном вине из винограда Бахчисарайского района? Да потому, что такого вина там нет и быть не может. Условия не те. В сентябре на Южном Берегу еще, можно сказать, в разгаре лето, а в Вилино к концу месяца может быть относительно прохладно (был в том районе, знаю, о чем говорю – половину отпуска проходил то в пиджаке, то в ветровке). Я не говорю уже об октябре и ноябре. Так что без виноградников Южного Берега “Магарачу” о своих марочных десертных и ликерных винах пришлось бы забыть.

Мускат Розовый “Магарач” и “Сердолик Тавриды” урожая 2008 года. Этих вин больше не будет никогда… Фото автора

А забыть, видимо, придется. И вот по какой причине. После уничтожения Опытно-производственной базы в Отрадном кое-кто позарился и на 18 гектаров виноградников, объявленных “нерентабельными”. Увы, защитить их от наступления элитных дач с бассейнами и вертолетными площадками решительно некому, поэтому, судя по всему, их ждет судьба других Крымских лоз, выкорчеванных в середине 80-х годов… Но ведь именно там растет виноград, из которого готовятся легендарные Мускаты “Магарача”!!! Это не только великолепные, титулованные, элитные вина, но еще и старейшие марки, производящиеся с 1836 года. Воистину: что имеем – не храним, а потерявши – плачем…

Уничтожение началось. Фото с портала “Зеркало недели”

Все кончено… Фото автора, попросившего не называть его имени

Забурьяненные виноградники “Магарача”. Фото автора, попросившего не называть его имени

То, что делают сейчас с Крымским виноделием, иначе как варварством не назовешь. Объявлен банкротом и фактически пущен с молотка “Коктебель” (в том числе и его богатая коллекция вин). Последние дни в его прежнем виде доживает “Магарач”. Да и к “Массандре” некоторые уже тянут свои потные ручонки. Не раз слышал от людей, так или иначе с “Массандрой” связанных, что предприятие держится во многом благодаря тому, что директором там до сих пор Н.К. Бойко. А уйдет он (или его “уйдут”) – и там может начаться беспредел.

В угоду навязываемой с Запада моде на ординарную кислятину постепенно сдает свои позиции десертное и ликерное виноделие. Россия уже пала жертвой “всеобщего дешевого шмурдяка”. Уже и не знаю, производятся ли в Краснодарском Крае знаменитые десертные Совиньон “Геленджик”, “Южная Ночь”, “Жемчужина России”, Мускат “Янтарный”, – за последний год в Москве их не видел ни разу. Зато “Кагор Геленджика” теперь столовое полусладкое вино. А низкокачественными сухими и полусладкими винами всех сортов и фасонов нынче хоть залейся. Причем многие из них – с наличествующими на этикетках иностранными надписями (иностранцы владеют уже не одним заводом или, по крайней мере, контролируют процесс производства). Я ничего не имею против столовых вин – но только таких, как Каберне Тамани, Рислинг “Мысхако”, Алиготе “Саук-Дере” и им подобных. Остальное – просто дешевое питье на каждый день.

Вот и в Крыму постепенно такие же тенденции начинают проявляться. Винзавод “Алушта” сократил ассортимент выпускаемых марочных вин, зато увеличил ассортимент ординарных, одиннадцать из которых – сухие и полусладкие. Недавно возрожденную Малагу – “Нектар Массандры” –  Головной завод собирается снимать с производства как не пользующуюся спросом; в настоящее время цена на нее просто смехотворная, 40 – 50 гривен (а начиналось все с 85). Залеживаются порой на прилавках Мускат Белый “Ливадия”, Пино-Гри “Ай-Даниль”, Мускат Розовый “Десертный”. Потому что сладкие и дорогие. Зато большим спросом пользуются столовые вина Инкерманского завода (за последние пару лет их ассортимент значительно увеличился), хотя хорошими винами я мог бы назвать только чуть больше половины из них.

Я не против столовых вин, сам в жаркий день люблю пропустить пару бокальчиков. Но считаю, что удовлетворять спрос нужно не разрушая того, что создано сотню лет назад. В противном случае к любому десертному и ликерному вину будет применима надпись, в свое время красовавшаяся на Массандровском сайте в качестве комментария к Мускату Черному “Массандра”: “Эта марка вина не производится с такого-то года, и найти его можно только в коллекции “Массандры”. Если, конечно, и от коллекции в обозримом будущем что-то останется…